Pikap24.ru

Автомобильный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что является главным двигателем экономики

Ситуация: Совместное потребление позволяет коллективно пользоваться товарами и услугами. В этом случае их не нужно приобретать в собственность. Можно обмениваться, брать или сдавать в аренду. Однако готовы к такому не все. Что же влияет на приверженность шеринг-экономике?

Люди: Оказывается — возраст. А точнее — принадлежность к определённому поколению. Если вы из «поколения X», то вам важна личная собственность, социальный статус и минимум хлопот. Если же вы зумер, то вы за экологию, но совместное потребление вызывает у вас брезгливость и опасения, что обманут. А вот если вы миллениал, то шеринг-экономика для вас — лучшее решение!

Продавцы впечатлений

Главным дифференцирующим фактором в конкурентной борьбе за потребителя становятся не продукты и даже не сервисы. Потребители все чаще ожидают, что товар будет упакован в красивую обертку из запоминающихся впечатлений. Последние всегда были основным товаром индустрии развлечений, но теперь ставку на них делается и во многих других отраслях, особенно в ритейле. По прогнозу Fast Company к 2030 году объем экономики впечатлений составит 30 трлн. долларов.

Термин «экономика впечатлений» (англ. experience economy) был впервые введен в 1998 году Б. Джозефом Пайном II и Джеймсом Х. Гилмором для описания «следующей экономики после экономики услуг». Их мысль заключалась в том, что продуктом станет воспоминание о пережитом впечатлении, или опыте. Поэтому в продвижении товаров и услуг основные усилия будут направлены на создание незабываемого опыта для потребителей. Чем необычнее переживание, тем больше ценности и вовлеченности можно из него извлечь.

С распространением технологий виртуальной реальности акцент в экономике впечатлений стал смещаться с бизнес-инжиниринга реального человеческого опыта на создание платформ, где можно получить захватывающие впечатления. По силе воздействия цифровой опыт не уступает реальному, при этом он гораздо проще масштабируется. Кроме того, виртуальный мир устраняет многие ограничения мира физического в части доступности, стоимости и возможностей потребителей.

Многочисленные академические эксперименты показали, что интенсивный опыт расширенной реальности меняет отношение и поведение больше, чем просмотр фильмов или выполнение ролевых упражнений. Такой эффект воздействия обеспечивает отнюдь не графика, которая зачастую все еще примитивна, а интеграция физического и цифрового мира. Именно компонент путешествий предопредели успех игры Pokémon Go — согласно исследованию Стэнфордского университета, благодаря ей пользователи прошли дополнительно 144 млрд. шагов.

Лидером в использовании VR в экономике впечатлений является Китай. Так, еще в 2016 году китайский гигант электронной торговли Alibaba запустил в «День холостяка» приложение Buy+ для виртуальных покупок. С его помощью китайские пользователи могли перенестись в магазин Macy’s в Нью-Йорке. А общие продажи сайта в тот день достигли 17,8 млрд. долларов.

Китайский стартап Beike (Ke.com) разработал платформу VR, с помощью которой потенциальные покупатели и арендаторы могут совершить виртуальные 3D-туры по выставленным на продажу и предлагаемым в аренду домам и квартирам. При базе данных по недвижимости в 4 млн. домов и 660 млн. пользователей платформу уже никак нельзя назвать нишевым решением. Цифровая база данных содержит, кроме того, 433 различных характеристик недвижимости. Покупатели могут подписывать контракты и совершать сделки онлайн.

Показать больше

Ваше мнение важно для нас

Этот контент был опубликован 25 августа 2021 года 25 августа 2021 года Примите участие в опросе, чтобы улучшить нашу службу рассылки

Лидерами падения среди компонентов Dow Jones являются бумаги Chevron Corp. (SPB: CVX) (-3,3%), Boeing Co. (SPB: BA) (-2,7%), Caterpillar (SPB: CAT) (-2,4%).

Акции Target Corp. (SPB: TGT), владеющей второй по величине в США сетью дисконтных магазинов, прибавляют в цене 5,2% в ходе торгов благодаря сильной отчетности компании за первый финквартал.

Стоимость бумаг Lowe’s Cos. (SPB: LOW) опустилась на 1,8%, несмотря на то, что квартальные показатели компании превзошли ожидания рынка.

Индекс Dow Jones Industrial Average по данным на 17:05 МСК в среду опустился на 487,42 пункта (1,43%) и составил 33573,24 пункта.

Standard & Poor’s 500 снизился на 59,36 пункта (1,44%) — до 4068,47 пункта.

Финал «бесконечной войны» в Афганистане: кто виноват и что же делать?

Этот контент был опубликован 17 августа 2021 года 17 августа 2021 года Ответы на эти вопросы пытается дать наш международный колумнист из Женевы Даниэль Уорнер.

Nasdaq Composite потерял 210,87 пункта (1,59%) и составил 13092,77 пункта.

Служба финансово-экономической информации

SPB$#&: AAPL, AMZN, BA, CAT, CVX, GOOG, LOW, MSFT, TGT

Термин «антропоцен» был придуман для обозначения эпохи, в которую человек стал главным двигателем изменений окружающей среды. Пока ученые спорят о том, следует ли официально выделить в истории Земли новую геологическую эпоху, факт остается фактом: стремительное увеличение уровня парниковых газов в атмосфере оказывает воздействие на климат и приводит к сокращению биоразнообразия, а чрезмерное потребление природных ресурсов наносит природе непоправимый вред. Однако эффективных решений до сих пор не найдено. При этом повсеместно наблюдается коллективное отрицание этих проблем, подкрепленное наивной верой в силу прогресса, идеологией потребительства и экономическим лоббизмом.

Лиз-Режане Иссбернер и Филипп Лена

Термин «антропоцен», придуманный американским биологом Юджином Ф. Стормером, получил широкое распространение в начале 2000 годов благодаря нидерландскому ученому и лауреату Нобелевской премии по химии Паулю Крутцену. Сегодня он фигурирует в заголовках около сотни научных изданий и статей и все чаще используется в средствах массовой информации. Уже сейчас с ним можно найти несколько тысяч цитат. Этим неологизмом описывают эпоху, в которой активность человека достигла настолько высокого уровня, что стала причиной биогеофизических изменений планетарного масштаба. В частности, Стормер и Крутцен отметили, что в результате антропогенного воздействия Земля начала выходить из относительного равновесия, в котором она находилась в эпоху голоцена, начавшегося 11 700 лет назад. Условной точкой отсчета новой эпохи они предложили считать 1784 год, когда совершенствование шотландским инженером Джеймсом Уаттом паровой машины Ньюмена позволило использовать ископаемое топливо и положило начало промышленной революции.

Читать еще:  Buildcraft как повернуть двигатель

В период с 1987 по 2015 год в рамках масштабного междисциплинарного проекта – Международной программы по геосфере и биосфере (МПГБ) – были собраны многочисленные данные, подтверждающие изменения параметров планеты в результате воздействия человека. Кроме того, в начале 1950-х годов стартовали исследовательские проекты, посвященные изучению многолетних льдов Антарктики и анализу состава атмосферы в гавайской обсерватории Мауна-Лоа. Эти два исследования выявили рост темпов накопления в атмосфере парниковых газов, в частности диоксида углерода (CO2). В 1987 году с целью оценки влияния этих явлений на климат была создана Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК).

Период большого ускорения

Опираясь на полученные данные, в 2009 году группа ученых под руководством Йохана Рокстрёма (Швеция) и Уилла Стеффена (США) из Стокгольмского центра изучения устойчивости (Stockholm Resilience Centre) определила девять «планетарных границ» – критических величин, превышение которых может сделать Землю непригодной для обитания. В 2015 году этот список был обновлен. Несмотря на губительные последствия для человечества, четыре границы уже были пересечены, в частности, в следующих областях: изменение климата, изменение растительного покрова вследствие эксплуатации земель, утрата биоразнообразия в результате исчезновения видов (шестое вымирание) и биогеохимические изменения, в которых решающую роль играют фосфорный и азотный циклы. Ученые также продемонстрировали, что все показатели, касающиеся потребления сырьевых и энергоресурсов, демографического роста, экономической активности и ухудшения состояния биосферы, резко выросли в период после Второй мировой войны, который они окрестили «периодом большого ускорения». Более того, начиная с 1970 годов стали говорить о периоде гиперускорения. Такие тенденции в развитии считаются не только неприемлемыми, но и чрезвычайно опасными.

Метафора или новая геологическая эпоха?

Сегодня практически не вызывает разногласий тот факт, что изменения ряда параметров планеты начали выходить за рамки допустимых для голоцена значений. На этом фоне все чаще употребляется термин «антропоцен», позволяющий сделать акцент на влиянии антропогенных факторов. Его метафоричность и удобство заслужили ему популярность среди представителей самых разных научных дисциплин. Однако группа ученых решила не ограничиваться неформальным использованием термина и выступила с предложением официально признать антропоцен в качестве отдельной геологической эпохи наряду с голоценом и плейстоценом. С этой целью даже была создана особая Рабочая группа по антропоцену (AWG), которая занимается подготовкой соответствующей заявки в Международный союз геологических наук (МСГН). Однако для того, чтобы новая эпоха была одобрена стратиграфами, следует доказать, что в осадочных толщах двух периодов наблюдается заметное и повсеместное различие. И хотя в осадочных слоях, образованных с 1850-х годов, присутствует антропогенный углерод, этого не достаточно. В связи с этим Группа предлагает считать началом новой эпохи 1950 год, начиная с которого в осадочных отложениях можно обнаружить различные химические компоненты и частицы пластика. Заметим, что 1950 год также считается началом периода большого ускорения. Однако даже если антропоцен не будет признан новой геологической эпохой, употребление термина в научных кругах вряд ли прекратится.

Хотя понятие антропоцена появилось совсем недавно, оно уже успело стать предметом споров. Во-первых, разногласия вызывает сам термин, в частности, его первая часть «антропос» – «человек». Ряд ученых и антропологов считают, что он нуждается в корректировке, поскольку биогеофизические планетарные границы были пересечены по вине не столько человека вообще, сколько западного мира и определенной социально-экономической модели. В этой связи термину предлагают множество альтернатив в зависимости от того, кто или что видится основным фактором изменений: «оксиденталоцен», «капиталоцен» и пр. Во-вторых, некоторые ученые, в частности специалисты по общей и экологической истории, указывают на отсутствие онтологического разрыва и утверждают, что скачок в развитии западного мира (Великая дивергенция) необходимо рассматривать в более широком временном контексте. Сторонники этой позиции считают, что воздействие человека на окружающую среду постепенно увеличивалось на протяжении всей истории человечества – по крайней мере, в последние 40 000 лет – и явилось одним из факторов исчезновения мегафауны в Америке и Австралии. Таким образом, ряд ученых предлагает считать антропоценом длительный временной отрезок, в котором можно выделить более короткие этапы, включая капиталистическую индустриализацию (1850-1950 гг.) и период большого ускорения. При этом большинство признает необходимость отхода от линейного и детерминистского видения исторического времени.

После Второй мировой войны многие ученые стали указывать на неустойчивость западной модели экономики и невозможность ее повсеместного применения. На тот момент человечество еще не переступило ни одну из планетарных границ и потреблялo меньше ресурсов, чем может обеспечить одна планета, хотя предпосылки к чрезмерному потреблению уже были. В начале 1970-х годов ситуация стала ухудшаться, число предостережений возросло, научных данных становилось все больше. В обоих случаях еще была возможность изменить ход истории, в то время как сейчас сделать это намного сложнее.

Коллективное отрицание

Почему же наблюдается нежелание признать очевидное? Причин тому несколько. Во-первых, это слепая вера в прогресс и развитие или, другими словами, в способность человечества бесконечно увеличивать объем доступных ресурсов, а также глубокая убежденность в том, что наука и технологии смогут решить все проблемы и избавить нас от негативных последствий развития, таких как загрязнение и т. п. Во-вторых, немаловажную роль играет интенсивное лоббирование со стороны влиятельных заинтересованных сторон, получающих выгоду от такого хода событий. Наконец, следует отметить «захват» общественного сознания средствами массовой информации, которые вызывают неуемную жажду индивидуального потребления с целью повышения комфорта, получения признания окружающих или выделения из общей массы.

Читать еще:  Bmw 3 e90 двигатели характеристики

Удивительно, что эти вопросы, хотя от них и зависит будущее всего человечества, долгое время считались прерогативой естественных наук и не рассматривались с точки зрения антропоцентричных по своему определению гуманитарных и социальных наук. Однако появление понятия «антропоцен» накладывает на социальные дисциплины обязанность изучить и объяснить, как человеческие общества смогли спровоцировать в функционировании экосистем Земли перемены такого масштаба и какие последствия эти перемены могут иметь для будущего планеты. Гуманитарным и социальным наукам необходимо выработать и освоить новые инструменты и знания, необходимые для поиска ответов на насущные вопросы новой эпохи, среди которых природные катастрофы, возобновляемые источники энергии, истощение природных ресурсов, опустынивание, экоцид, повсеместное загрязнение окружающей среды, миграция, социальная и экологическая несправедливость и многое другое.

Не менее удивляет заторможенность и слабость реакции на изменение климата со стороны политических лидеров и общества в целом. Математический анализ цитат из научных статей показывает, что ученые достигли единогласия по данному вопросу еще в начале 1990-х годов. Учитывая обострение экологического кризиса, сложно понять, почему усилия по сокращению выбросов парниковых газов столь малы. Какие препятствия мешают повысить эффективность международных переговоров? Помимо интенциональности этих так называемых препятствий, следует отметить и недостаточную открытость научной информации для общественности, во всяком случае, в отношении изменения климата. В этой связи Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) применила к подготовке своего Шестого оценочного доклада (ОД6) новый подход, призванный привлечь к этой проблеме внимание не только политиков, но и широкой публики.

Возможные решения

Главным камнем преткновения в отношении антропоцена является деликатный вопрос экологической несправедливости. Изменение климата приведет к усугублению существующих и возникновению новых рисков для природных и антропогенных систем. Однако риски эти распределяются неравномерно и в большей степени затрагивают тех, кто находится в более неблагоприятном положении. Ввиду существенных различий между странами с точки зрения их уровня развития, размера, численности населения, природного капитала и т. д., найти эффективное решение данной проблемы далеко не просто. Более того, экологический след человека уже сейчас на 50% превысил восстановительную и поглотительную способность планеты, а 80% населения Земли проживает в странах, экологический след которых вышел за пределы их биоемкости. Бразилия, например, как и другие страны Американского континента, обладает большим запасом биоемкости, несмотря на то, что она потребляет 1,8 планеты. Однако 26% произведенных Бразилией парниковых газов связано с вырубкой лесов, в том числе с целью экспорта древесины: экологический след Бразилии во многом обусловлен экспортом сырья. Глобализация мировой экономики, характеризующаяся высокой конкурентностью и стремлением к минимизации затрат, привела к тому, что во многих странах ведется политика безудержной добычи полезных ископаемых и происходит так называемый «захват» сельскохозяйственных земель.

Даже если бы страны с высоким уровнем дохода уже сейчас полностью прекратили выбросы углекислого газа, человечеству не удалось бы сократить свой совокупный углеродный след настолько, чтобы не превысить возможности биосферы до 2050 года. Таким образом, заняться проблемами антропоцена и принять безотлагательные меры по радикальному сокращению выбросов парниковых газов должны все страны без исключения, независимо от уровня их экономического развития и объема имеющихся природных ресурсов.

Однако все международные переговоры по этому ворпосу упираются в одну и ту же преграду: пресловутый «поиск виноватых». В результате, страны не берут на себя обязательства из опасений, что это может негативно отразиться на их экономическом росте и занятости и вызвать недовольство влиятельных корпораций. В стремлении содействовать решению проблемы 22 апреля 2016 года было принято Парижское соглашение, которое предусматривает не навязывание всем странам единых критериев, а добровольное принятие ими посильных мер. Иначе говоря, участники соглашения обязуются сократить выбросы в атмосферу настолько, насколько это осуществимо в условиях каждой страны.

Такой подход, с одной стороны, помог преодолеть ограничения и позволил странам действовать в пределах их возможностей, но с другой стороны, он усложнил сравнительный анализ национальных усилий по причине разрастания запутанной системы оценочных критериев. Помимо этого, несмотря на универсальный характер Парижского соглашения, оно не предусматривает каких-либо санкций в отношении не исполняющих свои обязательства стран. Все это свидетельствует о неэффективном управлении деятельностью по решению климатического вопроса, которому, в отсутствие уполномоченного органа, не удается возобладать над экономическими интересами стран и компаний.

Затерявшись в тумане противоречий, дилемм и невежества, острейшие экологические проблемы антропоцена не получают должного внимания. Кажется, будто человечество, погрузившись в летаргию, ждет окончания фильма, где ему на спасение придет герой и решит все проблемы, чтобы нам жилось долго и счастливо.

Статьи по теме:

Добро пожаловать в Антропоцен, «Курьер ЮНЕСКО», октябрь-декабрь 2011 года.

Фото:

Гийом Брессьон — Карлос Айеста

Мэнди Баркер

Мировой расклад

В предвоенный 1938 год в мире добывалось около 280 млн тонн черного золота. Главной нефтедобывающей державой являлись США – накануне войны здесь производилось 164,1 млн тонн нефти, что составляло почти 60% мировой добычи.

На втором месте находился Советский Союз. Его добыча составляла 30,2 млн тонн нефти, или 10,8% от мирового показателя.

Тройку лидеров замыкала Венесуэла – 27,5 млн тонн (9,8%), причем нефтедобычу страны фактически контролировали американская компания Standart Oil of New Jersey (будущая Exxon) и британо-нидерландская Royal Dutch/Shell. Позиции Великобритании значительно усиливала также нефтяная концессия в Иране, где в 1938 году добывалось 10,4 млн тонн нефти, или 3,7% от мирового показателя. Кроме того, англо-американский капитал занимал прочные позиции в Ираке (4,3 млн тонн в 1938 году), а также в потенциально богатых нефтью в то время Саудовской Аравии, Бахрейне и Кувейте.

Читать еще:  Что такое ремонтный размер двигателя

Совсем иначе обстояли дела у Германии и ее главных союзников – Италии и Японии. Их совокупная добыча в 1938 году составляла ничтожную цифру и не превышала 1 млн тонн нефти. Все внешнеполитические попытки выйти на мировые рынки нефтяных ресурсов и занять сколько-нибудь прочные позиции, например, на Ближнем Востоке решительно пресекались странами, которые традиционно присутствовали в регионе.

или Кто заплатит за маяк?

Ежегодно InLiberty проводит конкурс студенческих эссе и летнюю школу, которые посвящены различным проблемам современного общества. К участию в конкурсе приглашаются студенты и недавние выпускники вузов из постсоветских стран. Финалисты конкурса получают приглашение на ежегодную летнюю школу InLiberty в Грузии, а его победители — денежные призы.

Философы тысячелетиями рассуждают о том, что является благом для всех людей без исключения, а экономисты придумали термин « общественное благо», с помощью которого они описывают блага, доступ к которым имеют все люди, но объем которых всегда остается неизменным.

Один из самых известных примеров такого блага — это маяк: он светит для всех, и света не станет меньше, если его увидят не один человек, а тысяча.

Много лет этот пример служил доказательством того, что есть такие виды общего блага, которые способно предоставлять только государство: ведь собрать плату с тех, кто видит свет маяка, невозможно, а значит, маяк не может быть частным бизнесом (а общество не может существовать без государства).

Потом историей английских маяков занялся будущий нобелевский лауреат Рональд Коуз, и оказалось, что почти все они всегда были частными и прекрасно работали, принося прибыль своим владельцам, — до тех пор, пока государство не национализировало их — «ради общего блага».

Спор о том, кто лучше заботится об обществе, частный бизнес или государство, ведется давно, но это не единственный спор об источнике общего блага. За двести лет до Коуза еще один великий экономист, Адам Смит, написал две знаменитые книги: в одной, «Теории нравственных чувств», он назвал главным двигателем общественного развития симпатию — нравственное чувство человека и способность к сопереживанию, в другой, «Богатстве народов», в том же качестве он описал рыночную экономику и ее основу — стремление к большему заработку, то есть эгоизм.

Философы уже двести лет пытаются разрешить «проблему Адама Смита» — противоречие между эгоизмом и симпатией, но факт очевиден: общественное благо производит и рынок, и человеческое сопереживание.

Итак, кто заплатит за маяк: тот, кому это выгодно, тот, кто думает о других и готов помогать морякам безвозмездно, или государство — за наши налоги, собранные во имя общего блага? Сегодня мы живем в мире, где сосуществуют все эти три модели: что-то нам дает рынок, что-то государство, а что-то альтруизм и благотворительность.

Насколько естественно это сосуществование? Может быть, для нашей жизни достаточно по-настоящему эффективного государства? Или все производство общего блага нужно отдать рынку? Или идеальное общество — то, которое существует только по любви?

Конкурс эссе

Мы предлагаем участникам конкурса подумать об источниках и устройстве общественного блага и в своем эссе ответить на один из нижеследующих вопросов:

— Что такое благотворительность — она вынужденно компенсирует провалы неэффективного государства или, наоборот, является идеальным инструментом решения социальных проблем?

— Как в идеальном мире должен быть устроен wi-fi? Бесплатная государственная сеть, парящие спутники доброго Илона Маска или миллионы открытых и закрытых частных сетей — то есть как сейчас?

— Городское благоустройство в России приняло федеральные масштабы, но у него по-прежнему больше критиков, чем сторонников. Как отличить общее благо от частного?

— Может ли «хорошее» общество состоять из «плохих» людей и, если да, то как оно может быть устроено?

Условия участия

К участию в конкурсе приглашаются студенты, аспиранты и недавние выпускники вузов. Объем эссе должен составлять не менее пяти страниц машинописного текста на русском языке (или девяти тысяч знаков). Стремитесь к конкретике, пользуйтесь примерами из вашей жизни и пишите о том, что волнует вас самих. Жюри будет обращать внимание на стиль, логику и качество аргументации конкурсных работ. Не тратьте время на плагиат.

Мы ждем эссе до 1 июля 2018 года, присылайте их на адрес contest@inliberty.ru.

Если вы хотите принять участие в летней школе, минуя конкурсный отбор, напишите на info@inliberty.ru. Стоимость участия в мероприятиях школы составляет 25 000 рублей. В сумму входят проживание и питание, но не входят транспортные расходы.

Призы

Итоги первого тура конкурса будут подведены 15 июля 2018 года. Жюри выберет финалистов, которые получат приглашение принять участие в летней школе, а также грант, покрывающий расходы на проживание, питание и участие во всех включенных в программу школы мероприятиях (грант не покрывает транспортные расходы участников). Все финалисты первого тура получат уведомление по электронной почте.

Имена победителей конкурса будут объявлены во время самой школы. Занявшим первое, второе и третье места будут вручены денежные премии в размере 50 000, 25 000 и 17 000 рублей соответственно.

Летняя школа

Летняя школа InLiberty пройдет в конце августа в Грузии, в учебном центре Free University на озере Базалети в 40 км от Тбилиси.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector