Pikap24.ru

Автомобильный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Война как двигатель культуры

220% нормы за себя и за брата – как в годы войны работал Казанский моторный завод

В музее КМПО представлены уникальные экспонаты, рассказывающие о трудовом подвиге рабочих.

Фото: пресс-служба КМПО

О жизни завода в военные годы корреспонденту портала KZN.RU рассказала заведующая музеем КМПО Гузель Багаутдинова.

Спешная эвакуация Воронежского моторного завода в Казань

История Казанского моторного завода №27 началась в 30-е годы прошлого столетия. Вплоть до войны здесь выпускались отдельные узлы для двигателей самолетов По-2. Производством этих самолетов в годы войны занимался завод обозных деталей, сегодня мы все его знаем как КВЗ.

Правительство Советского Союза приняло решение о быстрой эвакуации ряда предприятий глубоко в тыл. Тогда ТАССР приняла более 70 различных предприятий. В частности, 7 октября 1941 года Воронежский авиамоторный завод №16 получил приказ Государственного Комитета обороны об эвакуации в город Казань. Через 10 дней уходит первый эшелон, последний отправляется 11 ноября. Эвакуация огромного предприятия даже в мирное время – задача непростая. Предприятие, существовавшее уже десять лет, свернуло свою работу всего за двадцать пять дней. Эшелоны шли медленно, железная дорога была забита составами эвакуирующихся предприятий.

Начальник эшелона А.Мирошник так вспоминал об этих днях: «Прежде чем тронуться в путь, двое суток не смыкали глаз, грузили оборудование, перестраивали вагоны. Приказ был жесткий: с собой брать только необходимый минимум продуктов, носильные вещи, постельные принадлежности».

Эвакуация проводилась спешно. Людям говорили брать с собой только то, что смогут унести в руках, как правило, женщины брали с собой узел со своими и детскими вещами. Из воспоминаний эвакуированных: «Нам повезло, что в нашей семье была швейная машина, которую мы смогли взять с собой в эвакуацию. На ней шили простыни для близлежащего госпиталя. За это получали бидончик еды».

Эвакуированных работников и их семьи частично разместили в центре города: в фойе кинотеатров, театров, в гостинице «Казань». Впоследствии преодолевать путь от нового дома до места работы приходилось пешком.

В 1941 году зима в Казани наступила очень рано, уже в октябре. Стояли сильные морозы. Семью инженера Федора Мазаева разместили в одном из щитовых домов поселка, построенного недалеко от завода, чтобы хоть как-то решить жилищный вопрос. Вот что вспоминала его семья: «Жизнь в них в холодное время года можно сравнить с зимовкой в дачном домике. Люди ложились спать и сквозь щели видели звезды. Их от мороза в доме спасали шубы, которые не снимали ни днем, ни ночью».

Заводчане трудились по 12-16 часов в сутки, ночевали у станков

В 1941 году на заводе №27 все еще оставались недостроенные производственные площади. Перед заводчанами, да и перед всем Советским Союзом, была поставлена новая задача – сделать все возможное, чтобы защитить Родину от врага.

Рабочая смена в годы войны длилась 12 часов. Фронт требовал двигателей. Стоит отметить, что 12-часовой рабочий день – еще не предел. Люди оставались у станков и по 14-16 часов – не выполнив дневной план, никто не мог уйти со своего места. Именно в это время появились знаменитые «двухсотники», «пятисотники» – рабочие, на 200 и более процентов перевыполнявшие план. «Здравствуй, дорогой брат Абдурахман, – писал в 1943 году один из рабочих завода. – Пишу тебе и хочу поздравить с праздником, Днем Красной Армии. Хочу сказать о том, что всю войну я работаю за тебя и за себя, выполняю 220% нормы. Такой тебе подарок, брат, и привет!».

Несмотря на столь продолжительные смены, завод не работал на полную мощность. Дело в том, что с началом войны две тысячи квалифицированных рабочих ушли на фронт. К станкам встали женщины и подростки. Двигатель – это самая сложная, к тому же тяжелая, часть самолета, и для выполнения некоторых задач у работников – тех самых женщин и детей – просто физически не хватало сил. Времени на сон оставалось катастрофически мало. При этом опоздание на работу считалось серьезным проступком, за который грозило 4 месяца тюрьмы. Невыход на работу приравнивался к дезертирству, а тюремный срок в таком случае составлял от 5 лет. Иногда сил покинуть свое рабочее место просто-напросто не оставалось, и люди ночевали прямо в цехах. Очень скоро у людей развилась дистрофия.

Из воспоминаний Михаила Карпова, Героя Социалистического Труда, ветерана труда объединения: «В группе окончательной сборки было десять операций. Смена длилась 14-15 часов. Сознательность людей была очень высокой. Работали до тех пор, пока не выполняли производственное задание. И это понятно. Все мечтали об одном. Чтобы в стране наступил долгожданный мир. 1418 дней и ночей войны. Был ли хоть один из них легче другого? Не помню. Работали из последних сил. Испытывали при этом постоянное чувство голода, страшную усталость, руки были все в ссадинах. И болели нестерпимо… Производство тоже было непрерывным. Одна смена сменяла другую. Выходных не было…».

Говорят, директору завода Виктору Сухорукову (1941-1942 гг.) каждый день звонил Сталин и задавал один и тот же вопрос: «Сколько двигателей ты сегодня сделал?» Декабрьский план 1941 года составлял 400 двигателей в месяц, но заводчане смогли произвести только 66.

Первый Герой труда в республике

Так до прихода на завод в 1942 году нового директора Макара Лукина план по выпуску двигателей не выполнялся. Макар Лукин за годы войны обеспечил увеличение объемов производства завода в 4 раза. Стиль руководства Лукина был жестким, но при этом его отличала исключительная человечность. Например, он защищал подростков, допустивших нарушение трудовой дисциплины в военное время, не придавал огласке дела, не отдавал под суд. «Мы и так отняли у этих ребят детство», – так звучал главный аргумент М.Лукина.

В потоке фактов, документов можно выделить четыре периода в работе завода в военные годы. Первый связан с техническим восстановлением объединенных заводов, второй – с организацией и развертыванием производства, третий – с подъемом его до уровня правительственного задания, четвертый – с внедрением в жизнь комплекса организационно-технических мероприятий по снижению себестоимости продукции. В рентгеновской лаборатории завода впервые в авиационной промышленности была создана рентген-установка для визуального просвечивания блоков машины ВК-105.

В 1943 году Лукин провел колоссальную работу по перестройке производства на поточный метод. Когда работник каждый день совершает одно и то же действие, он уже не может делать это плохо – он автоматически выполняет работу хорошо, каким бы уставшим ни был. Всем заводчанам удавалось выполнять как личный, так и коллективный планы. За год выпустили 4421 мотор при плане 4202 мотора. Всего за годы войны завод выпустил более 15 тысяч боевых моторов ВК-105. Ресурс двигателя ВК-105 ПФ в 1944 году составлял 150 часов.

Читать еще:  Что такое дизельный двигатель crdi

В ночь на 9 мая 1945 года Макар Лукин приехал на завод, зная о полной капитуляции фашистской Германии, и велел организовать митинг, посвященный Победе. Макар Михайлович приказал запустить на максимальный режим все работающие изделия на испытательных стендах.

«Вы слышите? Это гремит наша сила, наша мощь! Пусть этот гул никогда не забудут фашисты! Пусть знают они, на что способен советский народ!» – так начал свою речь Лукин.

Из воспоминаний Андрея Трусова, ветерана предприятия: «Сутками не уходили с завода, все делалось для Победы! 9 мая 1945 года мы, как обычно, вышли на работу. Сообщение о Победе услышали по радио. На территории завода состоялся большой митинг. Собралось много народа: рабочие, руководство. Всех нас поздравили с Победой и объявили выходной день».

19 раз за время войны коллектив завода завоевывал переходящее Красное знамя Комитета обороны. 2 июня 1945 года за образцовое выполнение заданий правительства завод был награжден орденом Ленина. Макар Михайлович Лукин первым в республике был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Слава и признание завода №16 начинаются с этого имени.

Экспонат с боевого самолета

В Казанском моторостроительном объединении работал музей. И главный экспонат военного времени – легендарный двигатель ВК-105 для знаменитых бомбардировщиков Пе-2 – отсутствовал. Все двигатели завода были отданы фронту. Пришлось долго его искать. Заводской двигатель самолета Пе-2 нашелся в Латвийской ССР.

30 октября 1944 года самолет поднялся в воздух, чтобы уничтожить фашистские транспортные корабли в Лиепайском порту. Задание гвардейцы выполнили с честью. Но при возвращении на аэродром их атаковали самолеты противника. В неравном бою Пе-2 был сбит.

Весной 1979 года, перечитав материалы многих архивов, собрав воспоминания очевидцев, юные краеведы технического училища №7 Лиепая приехали в колхоз им.Суворова, что находился в 30 километрах от города. Недалеко от озера Папес они обнаружили место падения боевого самолета. С помощью местных жителей ребята откопали мотор ВК-105 ПФ. Реликвию установили во дворе училища.

Группа «Поиск» Казанского моторостроительного производственного объединения получила задание – найти и доставить в музей предприятия мотор ВК-105. Велись поиски. Удача «улыбнулась» со страниц журнала «Техника – молодежи». Там была напечатана заметка о найденном в Латвии самолете Пе-2. Не нужно говорить, что немедленно в город Лиепая отправились представители завода. И вскоре транспортным самолетом двигатель ВК-105 был доставлен в Казань. Боевой мотор военного времени – лучший экспонат музея КМПО.

Ускоритель РД-1 ценой в свободу

Незадолго до начала войны были осуждены на длительные сроки заключения крупные представители советской авиационной науки и техники.

На моторостроительном заводе было организовано особое конструкторское бюро тюремного типа НКВД СССР. В этой шарашке – таково разговорное название особых технических бюро или особых конструкторских бюро, подчиненных НКВД, – работали осужденные ученые, инженеры и техники: Сергей Королев, Георгий Жирицкий, Доминик Севрук, Григорий Лист, Валентин Глушко.

Несмотря на сложности, этим бюро был создан первый отечественный жидкостный реактивный двигатель РД-1. Он предназначался в качестве вспомогательного двигателя-ускорителя для улучшения взлетных, скоростных и высотных характеристик самолетов.

Ускоритель устанавливали в хвостовой части самолета за двигателем.

У летчика появилась возможность запустить ускоритель и очень быстро приблизиться к противнику или наоборот уйти от преследования. Кроме того, новая установка позволила брать на борт большее количество бомб. Стоит отметить, что фашисты были обескуражены скоростью, которую стал развивать самолет за счет такой конструкции, и это давало советским летчикам преимущество.

Первое испытание самолетов с ускорителем РД-1 прошло на аэродроме соседнего завода и чуть не закончилось трагически. Из воспоминаний участника испытаний: «Обычный типовой самолет внезапно начинает очень быстро развивать скорость. Зенитчики, которые не были предупреждены о планирующихся испытаниях, решили, что в небе фашистский самолет, и открыли по нему огонь. За штурвалом сидели боевые летчики, они смогли умело увернуться и посадить самолет с реактивной установкой».

Опытный двигатель РД-1 прошел государственные испытания, отчеты по которым были утверждены И.В. Сталиным. Результатом работ, помимо принятого в производство ускорителя, стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 июля 1944 года о досрочном освобождении со снятием судимости. Заключенные казанской шарашки получили самое дорогое – свободу.

Герои войны и тыла

Всю войну казанский 16-й завод выпускал моторы ВК-105, которые устанавливались на самолетах Пе-2 и Як-3. Новый собранный двигатель сходил с конвейера каждые 50 минут.

В 1945 году на заводе работало 11374 человека. С 18 июня 1945 года завод перешел на 8-часовой рабочий день.

История завода военного времени рассказывает о многих выдающихся личностях. Один из них – Виктор Сажинов. Он пришел на завод молодым, работал на литейном производстве. В 1943 году получил похоронку на своего старшего брата, после чего решил уйти на фронт и отомстить за него. В конце апреля 1945 года, уже дойдя до Берлина, в бою он закрыл собой своего командира. Звание Героя Советского Союза он получил посмертно.

Заводчан, которые просились на фронт, было много. Из воспоминаний Михаила Карпова: «22 июня, когда было объявлено по радио о нападении немецко-фашистских захватчиков на нашу землю, я собирал очередной мотор. Долго не раздумывая, подал заявление в Кировский райвоенкомат о добровольном вступлении в действующую армию. Я же комсомолец, думал, мое место там, где трудно. Но мне вновь было отказано из-за плохого зрения. Даже к строевой не годился. Очень переживал по этому поводу. Но что делать, в тылу тоже нужны герои!»

269 моторостроителей за свой труд были награждены орденами и медалями.

Память многих тружеников завода увековечена в названиях улиц Казани. В столице РТ есть улицы Лукина, Сажинова, Витера, Королева.

Развитие КМПО

В послевоенное время на заводе начинается эра реактивной техники. Самолеты с казанскими двигателями перевозили более половины всех пассажиров Аэрофлота. Продукция объединения экспортировалась в 10 стран мира. За успехи в развитии отечественного двигателестроения заводу вручили орден Октябрьской революции.

Сегодня объединение – признанный производитель газотурбинных двигателей и газоперекачивающих агрегатов России – является одним из крупнейших машиностроительных предприятий России. В газотранспортной системе России и ближнего зарубежья используется более 1500 двигателей производства КМПО и более 150 газоперекачивающих агрегатов.

Архивные фото предоставлены пресс-службой КМПО.

Из тех далёких лет

Впрочем, закалка характера состоялась ещё в пионерские и комсомольские школьные дни. Александр Кузнецов успевал и в учёбе, и в общественной работе. Занимался художественной самодеятельностью. Саша солировал с юных лет. Такой замечательный голос не могли не задействовать в концертных программах. Кузнецов был активистом и в спорте. С упоением играл в футбольной команде. Пристрастие к футболу осталось на всю жизнь. Александр Николаевич и сегодня заядлый футбольный болельщик, посещает регулярно местный и, если удаётся, столичные стадионы, скрупулезно ведёт футбольную статистику.

Читать еще:  Шевроле ланос холодный двигатель глохнет

Родился Александр Кузнецов в селе с красивым названием Яблоновец, в Петровском районе. Большое село, имевшее в 40-е годы население в семь тысяч человек, раскинулось на берегу речки Матыры, к которой Александр Николаевич до сих пор испытывает трепетную любовь. Как вспоминает Кузнецов, с учителями в школе ему очень повезло. Знаменитый краевед Иван Фёдорович Гульшин преподавал историю. С ним ребята постоянно ходили в походы, изучили досконально родные места и своенравную Матыру. Любовь к русскому языку и литературе привила Елена Кирилловна Миляева. Да и директор школы Серафим Ермолаевич Камынин был колоритной фигурой — настоящий мужик, который держал всё в своё «беспокойное хозяйство» в руках.

Фундамент знаний учителя в своих воспитанниках заложили настолько крепкий, что Кузнецов, окончивший школу на пятёрки и четвёрки, в институте стал круглым отличником.

Но перед тем, как переступить порог Мичуринского педагогического института, Александр отслужил положенный срок в армии.

Кузнецов попал в морскую авиацию дважды Краснознамённого Балтийского флота. И в конце службы был демобилизован в звании флотского старшины второй статьи.

Незаурядные организаторские способности студента Кузнецова сокурсники и преподаватели Мичуринского пединститута разглядели сразу. Александр был избран членом комитета комсомола. С третьего же курса он — освобождённый председатель профсоюзного студенческого комитета. Занимаясь общественной работой, Александр не забывал и о самодеятельности. Он по-прежнему пел, а ещё с удовольствием играл в студенческих спектаклях. Причём постановками студентов занимался режиссёр Мичуринского драматического театра, и спектакли шли на театральной сцене.

Но что самое примечательное, в этом же драмкружке была задействована и студентка Надежда, исполнительница многих главных ролей в студенческих спектаклях. Красавица покорила не только сердца зрителей, но и Александра. Позже, здесь же в Мичуринске, в семье Кузнецовых родились Алексей и Сергей. Сегодня уже взрослые сыновья проживают далеко от своей малой родины.

Михаил Аникушин

С первых дней Великой Отечественной войны Михаил Аникушин, автор памятника Пушкину на площади Искусств в Петербурге, воевал в ополчении. Долгое время он участвовал в обороне Ленинграда, а в свободные от боя минуты писал этюды, лепил фигурки бойцов.

  • 5 писателей-фронтовиков и их судьбы
  • Культурный гид по Новороссийску
  • Художники осажденного города

Один случай особенно врезался в память Аникушину: «Зимой сорок второго — сорок третьего годов по каким-то неотложным фронтовым делам я оказался в городе. На площади у Технологического института увидел небольшую группу бойцов в белых маскировочных халатах. Вооруженные автоматами, очевидно разведчики, они направлялись на передовую. Внезапно из ближайшей парадной выбежала девочка лет четырнадцати — худенькая, в наспех накинутом на плечи шерстяном платке — и, что-то крикнув, бросилась к одному из солдат. Он шагнул к ней, порывисто обнял, поцеловал. Бойцы остановились, выжидая. Кто он был, солдат, этой девочки отец, брат? Не знаю. Всего несколько мгновений длилась эта сцена. Потом разведчики двинулись дальше, а девочка скрылась в парадной. До сих пор необычно осязаемо вижу всю эту картину».

9 мая 1945 года война для Аникушина не закончилась: его отправили на Забайкальский фронт участвовать в войне с Японией. После окончания Второй мировой войны Михаил Аникушин был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина».

Сухопутные броненосцы

Британия — родоначальница гусеничных бронированных машин, вооруженных пушками или пулеметами. Британцы и назвали танк танком.

Само это слово в переводе с английского означает «цистерна», «бак». А названием военных машин оно стало из-за повышенной секретности — в транспортных документах фигурировали некие «цистерны».

В отличие от отравляющих веществ, танки оказали едва ли не самое сильное влияние на развитие военного дела в XX веке.

Как и в случаях с другими техническими новинками, в самом начале не существовало никаких законов, правил и уж тем более традиций танкостроения.

Первые британские машины, как и германские и американские, были результатом попыток каким-то образом создать сухопутный мини-броненосец. Исключением на фоне этих более-менее похожих проектов представлял российский танк, созданный инженером Николаем Лебеденко в 1915 году.

Автор фото, Getty

Фантазия у конструкторов была бурной, но все равно это были различные варианты
сухопутного военного корабля

Он представлял собой гигантскую конструкцию на двух девятиметровых колесах, с одним небольшим, вынесенным назад на продолговатой балке. Танк был построен в единственном экземпляре и не принят на вооружение, но он демонстрирует нам, как в то время работала конструкторская мысль, не стесненная никакими традициями и опытом.

Дебют танков на театре военных действий можно назвать вполне успешным — первая танковая атака в истории состоялась в битве на Сомме 15 сентября 1916 года. В результате поломок и прочих неприятностей из почти 50 танков «Марк I» до германских траншей добрался лишь десяток, но они, тем не менее, поставленную задачу выполнили.

Танки не стали тем чудо-оружием, которое смогло изменить ход войны — они были не слишком надежные, все воюющие стороны быстро научились с ними бороться при помощи артиллерии, наконец, сами генералы не вполне понимали тогда, как можно использовать эти стальные коробки в бою.

Межрегиональные различия

Проводящий исследования по этому вопросу Гвидо Табеллини, профессор факультета экономики Бокконского университета, расположенного на промышленно развитом севере Италии, недалеко от Милана, приходит к выводу, что помимо спущенных сверху установок огромную роль здесь играют внутренние, присущие проживающим в данных областях сообществам межличностные отношения, которые он обозначил как показатель культуры.

Так, к примеру, судебная система работает совершенно по-разному на севере и на юге Италии, где у судей уходит гораздо больше времени, чтобы завершить разбирательства и вынести постановления по гражданским делам. И это притом что законодательство и профессиональный путь судей одинаковы на протяжении 150 лет, а имеющиеся людские ресурсы также не слишком отличаются.

Такие же различия между регионами отмечаются в работе больниц, школ или органов управления на государственном и местном уровне, а также по части рисков нарушения этических норм в крупных частных корпорациях с филиалами в различных регионах.

Чтобы выяснить, существует ли подобная взаимозависимость в других странах, профессор провел сравнительный анализ показателей производства продукции на душу населения в 69 регионах восьми европейских стран (Франции, Германии, Великобритании, Италии, Голландии, Бельгии, Испании и Португалии) и сопоставил с данными, полученными в ходе социологического исследования-опроса «Ценности в мире» (World Values Survey). В данном опросе оценивались степень доверия респондентов к окружающим, их уверенность в том, что можно самому определять свою судьбу, и степень их уважения к другим (все упомянутые факторы способствуют развитию экономики), а также готовность респондентов подчиняться и мириться с существующими реалиями (что затрудняет экономическое развитие).

Читать еще:  Газель двигатель 405 тех характеристики

Авторы опроса исходили из того, что взаимодействие между доверяющими друг другу личностями с большей вероятностью приведет к действенным результатам, тогда как недостаток доверия затрудняет преодоление малопроизводительного равновесия. По этой причине доверие упрощает расширение анонимного рыночного обмена и уменьшает потребность во внешнем принуждении к соблюдению контрактных договоров. Недостаточное доверие обусловлено подозрением и боязнью надувательства. Это повышает стоимость транзакций за пределами местной общины и таким образом сокращает выгоды от разделения труда и прибыли от торговли.

Что касается роли взаимоуважения, то считалось, если у индивидуумов нет уважения к другим членам своей общины и к «республике», то распределение общественных благ обязательно будет неадекватным, а публичная администрация, вероятно, ударится в протекцию родне и неприкрытую коррупцию. Это также действует как тормоз на экономическое развитие через функционирование государственных учреждений и других организаций.

И, наконец, особенность культуры (которую часто называют двигателем экономического развития) в части убежденности в том, что усилия личности, скорее всего, окупятся. Если люди сильно мотивированы на достижение экономических успехов и считают, что к их достижению приведет выбранный ими самими путь, они с большей вероятностью будут напряженно работать, чтобы инвестировать в будущее, совершать перемены и предпринимать новые экономические инициативы. И наоборот, если личности рассматривают успех как результат везения, в том числе от независящих от них внешних обстоятельств, они, скорее всего, займут пассивную, покорную и ленивую позицию в отношении экономической деятельности.

Как выяснил Табеллини в ходе сравнения показателей, производительность на душу населения оказалась самой высокой в густонаселенных урбанизированных центрах (районы вокруг Парижа, Брюсселя, городские области в северной Германии и северной Италии) и наименьшей в южной Испании, Португалии и южной Италии. Сопоставив эти показатели с данными опроса, профессор Табеллини пришел к выводу, что «объем ВВП и темпы экономического роста выше в тех регионах, где процветают взаимное доверие, вера в индивидуальную инициативу человека и уважение к закону».

Таким образом, результаты анализа свидетельствуют, что официальные институты не играют преобладающей роли в отношении культуры. Напротив, между таковыми, вероятно, идет взаимодействие, определяющее реальное функционирование институтов, воздействующее на побудительные мотивы и поведение экономических и политических субъектов.

«Есть основания полагать, что культурные различия столь важны, поскольку из-за них одни и те же официальные институты в одних местах более эффективны, чем в других, и что культура занимает центральное место в механизме, через который институты прошлого оказывают влияние на функционирование нынешних институтов. Неофициальные институты играют огромную, не до конца осознанную роль», – заключает профессор.

Проведенный анализ показал, что такие межрегиональные различия (обычно между северными и южными областями) отмечены в большинстве обследованных стран, но Италия выделяется как страна с наиболее выраженным неравенством в производстве от региона к региону.

По мнению эксперта по международным делам Фабрицио Виельмини (уроженца Милана), различия, вероятно, связаны с тем, что предгорные области севера Италии бедны природными ресурсами, в том числе сельскохозяйственными, что вынуждало местных жителей проявлять инициативу, совместно развивать производства и соответственно выстраивать культуру взаимоотношений, в то время как у жителей богатого сельхозресурсами юга такой необходимости не возникало.

Впрочем, различия итальянского юга и севера были отмечены еще до Табеллини, в 1958 году в трудах известного американского ученого, специалиста в области государственного управления Эдварда Бэнфилда, который продемонстрировал, что более низкий уровень экономики на юге Италии по сравнению с индустриально развитым севером страны может быть объяснен местными культурными традициями. Им было доказано, что низкие темпы развития тех или иных экономик можно объяснить системами культуры, сформировавшимися в тех или иных странах. Так что главная заслуга Табеллини – в выявлении и оценке аналогичной закономерности в 69 областях восьми европейских стран.

Исследование Бэнфилда стало одним из первых экономических трудов, где культура рассматривалась как независимый фактор.

Мирные революции

1970-е и 1980-е годы характеризовались тенденцией к демократизации, в начале охватившей авторитарный режим Португалии, Испании и Греции, но, как казалось, остановившейся у «железного занавеса». В начале 1980-х годов новая гонка вооружений и война СССР в Афганистане привели к ухудшению отношений между силовыми блоками и в самой сфере коммунистического влияния. Начиная с 1986 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев пытался с помощью реформ предотвратить крах системы. Правящие круги ГДР и ЧССР не приняли гласность и перестройку. В то же время они сделали возможными возобновление разрешения «Солидарности» в Польше и победу оппозиции на полусвободных выборах в августе 1989 г. В Венгрии коммунисты-реформаторы под давлением со стороны оппозиции проложили путь к демократии.

Открытие в сентябре границы между Австрией и Венгрией, которое обозначило падение «железного занавеса», обострило финальный кризис ГДР, где массовое бегство населения и все более масштабные демонстрации осенью решающим образом ослабили руководство СЕПГ. Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 г. стало символом мирных революций против коммунистической диктатуры в Европе, при которых в Румынии и балтийских странах не обошлось без применения насилия. Трагичным был распад Югославии, закончившийся кровавой гражданской войной. В августе 1991 г. коммунисты-путчисты попытались перевести часы назад. Их попытка не удалась благодаря сопротивлению населения, которое в декабре радовалось концу существования СССР.

Два в одном

Гендиректор «Лаборатории трендов» Елена Пономарёва, впрочем, защищает бизнес-идею «музея». Смешанная концепция может быть успешной, а не воспользоваться брендом «города-музея», открывая бизнес в Петербурге, и вовсе грех, уверена она.

«Это интересная история, два в одном. Человеку продают и эмоцию, и какой?либо товар. То же можно сказать о коллаборациях в ретейле, когда в книжном магазине открывают ещё небольшую кофейню. Можно продать что?то, сформировать лояльность благодаря интересным экспонатам и эмоциям, запустить сарафанное радио и неплохо раскрутиться», — считает Елена Пономарёва.

По её мнению, использование бренда «музей» — не уловка маркетологов, а грамотное использования локации. Впрочем, это не сработает для бизнеса, который обманет ожидания туристов и горожан, не предоставив им никакой культурной ценности в продукте.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector